Картина «Каллиграфия»

Удивительная музыка каллиграфии

Искусство красивого письма, часто при помощи специальной ручки или кисти, называется каллиграфией.

Более поэтично: «Каллиграфия — это музыка, только обращенная не к слуху, а к глазу» (В. В. Лазурский).

Каллиграфии как виду искусства придавалось также этическое значение: «чистоту письма» считали признаком «чистоты души».

Развитие каллиграфии шло 2 путями: западноевропейским и восточно-азиатским. Европейская каллиграфия развивалась в русле греко-римского письма. Ранние алфавиты появились еще в третьем тысячелетии до нашей эры. Вначале при письме использовались только заглавные буквы, строчные возникли позже.

Появление христианства дало толчок искусству каллиграфии на Западе, ввиду того, что необходимо было копировать в больших количествах Библию и прочие религиозные тексты.

Наибольшего расцвета искусство каллиграфии достигло в VII—IX веках в Ирландии и Шотландии, где монахи создавали иллюминированные Евангелия — шедевры средневекового искусства.

Арабская каллиграфия, которая занимает особое место в исламском искусстве, первоначально возникла на базе копирования Корана. Коран прямо запрещает людям изображать людей, животных или Аллаха, потому что считается, что поклоняться Аллаху через картину означает уподобляться неверующим, однако писать каллиграфией, складывающиеся в их изображения, разрешается.

Восточно-азиатская каллиграфия получила совершенно своеобразное развитие в странах идеографического письма (прежде всего Китай, Корея, Япония) и в странах ислама. В Восточной Азии для каллиграфии обычно используются тушь и кисточки для письма и она считается важным искусством, утончённой формой живописи.

Кстати, впервые тушь появились в Китае, и в России её называют китайской тушью.

Для примера немного об истории китайской каллиграфии. Каллиграфия в Китае стала первым из искусств, подвергшимся теоретизации. Дети высокопоставленных чиновников учились и старались писать хорошо, даже императоры были хороши в каллиграфии, например, император Цянь лун династии Цин (1644 — 1911) оставил нам множество примеров своего искусства на стеллах в храмах и дворцах.

Каллиграфия в Китае родилась раньше живописи. Ведь изначально написание иероглифов было магической техникой, которой владели лишь жрецы-шаманы древнего царства Шан-инь (III тысячелетие до н.э.). В те времена они знали, как вызвать дождь написанием соответствующего иероглифа. Иероглифы тех времён действительно напоминают магические знаки, они совсем не похожи на современную нам китайскую письменность. Этот почерк называется «Гу Вэнь».

В эпоху Хань (II до н.э. – II век н.э.) была изобретена бумага. Теперь иероглифы начали писать кистью при помощи туши.

В течение последующего тысячелетия никаких серьёзных перемен и инноваций в китайской каллиграфии не произошло. Перемены пришли вместе с XX веком и эпохой революций. Революция принесла и реформу китайской письменности эпохи Мао Цзэдуна, которая упростила многие иероглифы.

Реформа китайского языка, проведённая в середине XX века была крайне глубока. Китайцы отказались от традиционного способа написания книг сверху вниз, справа налево и перешли на строчное написание слева направо с применением европейской пунктуации. При этом, такие страны, как Тайвань и Гонконг, эту реформу не приняли и пишут до сих пор китайскими традиционными иероглифами.

Однако до сих пор умение писать иероглифы красиво кистью и тушью крайне высоко ценится в Китае.

Написание иероглифов — это не только разновидность рисования, но на самом деле — это разновидность гимнастики.

Для правильного написания нужно гармоничное сочетание работы мышц, правильное дыхание и выход позитивной энергии.

Для тренировки используется специальная бумага, на которой пишут иероглифы водой. Результатом можно полюбоваться несколько минут, потом все высыхает и можно начинать заново. Достигнув совершенства, можно писать тушью на пергаменте. Умение красиво писать иероглифы — очень престижно, к умельцам часто обращаются с просьбой написать пожелания на открытках для друзей и бизнес-партнеров.

Каллиграфические иероглифы, написанные от руки на пергаменте — ценный подарок. Часто в парках можно увидеть людей, которые развлекаются написанием иероглифов на асфальте водой с помощью специальной огромной кисти. Для китайцев это идеальное сочетание гимнастики и каллиграфии, польза для тела и разума.

Также уличный перфоманс-каллиграфия необычайно популярны сейчас в Китае и Японии!

Каллиграфия — это что-то среднее между рисунком и письмом. Благодаря каллиграфии письму придается эмоционально-образная графическая выразительность.

Современное определение каллиграфии звучит следующим образом «искусство оформления знаков в экспрессивной, гармоничной и искусной манере».

Каллиграфия в обычной жизни уже не имеет прежнего значения, люди практически перестали писать от руки. Но, тем не менее, красивое письмо имеет свое применение в книжной, рекламной и плакатной графике.

Каллиграфия в стиле русской вязи Дмитрия Ламонова.

Созерцание каллиграфических работ и упражнения в чистописании помогают упорядочить мысли, достичь внутренней гармонии, структурировать сознание, познать себя.

Есть в Москве в Сокольниках музей интересный, единственный в России, посвященный искусству красивого письма. А посозерцать и повдохновляться можно как раз в этом Современном Музее Каллиграфии.

Недавно была я в этом необычном, интересном музее и хочу рассказать о нем. Находится этот частный музей в парке Сокольники, и каждый может его посетить. Очень советую. Вот где можно полюбоваться искусством каллиграфии и заодно вдохновиться

Музей, как я уже писала, частный, очень уютный. Зашел в него и попал в сказку.

Рядом с работами висят лупы на веревочках. Это классно.

Берешь лупу и собственноручно рассматриваешь шедевры каллиграфии.

Очень интересно взглянуть на «Каллиграфию на крылышке мухи» из Таиланда:

Инструменты для каллиграфии:

А это тот самый музей каллиграфии в Сокольниках:

Сейчас каллиграфия существует в основном в форме надписей на открытках, граффити, шрифтах и рукописных логотипах, в религиозном искусстве, графическом дизайне, на телевидении в качестве оформления, в различных характеристиках, свидетельствах о рождении и в других документах, где предполагается писать от руки.

Вообще о каллиграфии можно говорить бесконечно. Это очень интересная тема.

Каллиграфия Джейка Вайдмана:

Французский каллиграф Николя Ученир — самоучка. Его руки застрахованы на бóльшую сумму, чем попа Дженнифер Лопес.

Дэнис Браун — всемирно известный каллиграф из Ирландии. Мастерски используя каллиграфические средства, он создаёт художественные произведения невероятной красоты и высокой сложности:

Каллиграфия — это воистину музыка для глаз!

С уважением, Ирина Ивахина (Мастерская Вдохновинки).

Русский портрет

Портрет и картины на заказ и в продаже. Портрет с фотографии. Коллекционная живопись. Продажа картин и выполнение живописи на заказ. Рамы для картин.
  • Зальцбург: Хельбрун – весёлый дворец грустного архиепископа
    Примерно в 15 минутах езды от Зальцбурга, расположен дворцовый комплекс XVII века Хельбрун – охотничья резиденция архиепископа Маркуса Ситтикуса фон Хоэнэмс.
    04.02.20
  • Туры в Тироль: альпийское отношение к жизни
    В путешествии по Тиролю мы традиционно используем «метод погружения». Не забывая о культурных, в самом широком смысле, и исторических достопримечательностях, мы много времени уделяем природным красотам.
    31.01.20
  • Инсбрук: история о Карлике и Великане Эрцгерцога Фердинанда II
    История о Карлике и Великане, начавшаяся в XVI веке во времена Эрцгерцога Фердинанда II, завязывается в имперском замке Амбрас и продолжается в наши дни в столице Тироля Инсбруке. Мы с вами пройдём по всей этой цепочке в авторском туре «Три Тироля 2020» в сентябре этого года.
    29.01.20

Художники

Каллиграфия как главное из искусств

каллиграфия леонид проненко

В отличие от Владимира Ильича Ленина, считавшего, что «из всех искусств для нас важнейшим является кино», заслуженный художник РФ, профессор, член Национального союза каллиграфов Леонид Иванович Проненко главным искусством считает каллиграфию. Об этом он рассказывает на страницах интернет-издания «Юга.ру».

«Я закончил художественно-графический факультет КубГУ в 1970 году, и мне предложили остаться работать на кафедре. Я согласился. Случайно ко мне попала книга мастера каллиграфии Виллу Тоотса, и я понял, что красивее шрифта ничего в искусстве нет. Раньше преподавателям давалось три месяца на повышение квалификации, и можно было выбирать, куда поехать.

Я мечтал познакомиться с Виллу Тоотсом, поэтому выбрал художественный институт в Таллине, где он преподавал в «Школе каллиграфии». Мы подружились и много лет переписывались. Виллу приоткрыл мне дверь в мир большой каллиграфии.

В последние десятилетия каллиграфия бурно развивается в США: там проходят симпозиумы художников шрифта, на которые съезжаются мастера из многих стран. Как один из победителей международного конкурса каллиграфии Mosaic, я по приглашению его организаторов читал лекцию и вел практические занятия.

Ехал на 10 дней. Симпозиум проходил в Детройте. Американские коллеги были так любезны, что устроили мне путешествие сроком на три месяца. Я побывал в мастерских художников в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Сан-Диего. Это было здорово. Предлагали остаться. А я, глупый, отказался.

Искусство каллиграфии в нашей стране начало развиваться благодаря Виллу Тоотсу. В 1966 году он выпустил книгу «Современный шрифт», и с тех пор художники потихоньку заинтересовались каллиграфией. В наши дни искусство рукописного шрифта приобретает все большую популярность. Так, например, Международная выставочная компания обратилась ко мне с просьбой посоветовать, как содействовать развитию этого искусства, и я предложил открыть музей каллиграфии, проводить международные выставки.

Он открылся в 2008 году — Современный музей каллиграфии в Москве, первый всю за историю существования России и СССР. В нем проходят международные выставки, здесь же работают курсы красивого письма для взрослых и детей — в общем, дело продвигается. Году в 2004—2005 я предлагал в соответствующие инстанции организовать первую в стране международную выставку каллиграфии в родном городе.

Это было бы престижно, но у нас все заглохло, не успев начаться. Много известных во всем мире зарубежных мастеров соглашались принять участие. Директором музея им.Коваленко в то время была Татьяна Кондратенко. До верхов она не достучалась.

По просьбе моих бывших студентов, дизайнеров, иконописцев и представителей других смежных профессий я открыл первую в нашем крае студию каллиграфии «МАСТЕР от А до Я». Студийцы уже успели поучаствовать в выставках в Москве, Майкопе и Краснодаре. Занятия проходят в микрорайоне Гидростроителей, их провожу я.

Приходят мои бывшие студенты, дизайнеры, иконописцы, а также люди, не имеющие к искусству никакого отношения — бухгалтер, психиатр, строитель. Фиксированного времени обучения нет. Студию посещают один, два, а некоторые вот уже и три года.

Ученики начинают осваивать каллиграфию с итальянского, или — другое название — канцелярского, курсива. Это очень красивый шрифт, им нужно овладеть в первую очередь. Другие шрифты пойдут гораздо легче. Расцвет этого шрифта начался в XVI веке в Италии с произведения Арриги La Operina. Книга написана вручную, а потом для тиража буквы вырезали в деревянных досках и напечатали книги с них.

Но оказалось, что всех нюансов в рукописном шрифте невозможно добиться, вырезая буквы в дереве. В 1951 году английский каллиграф Джон Ховард Бенсон переписал книгу Арриги ширококонечным пером. Получился замечательный образец, которым до сих пор пользуются каллиграфы всего мира. Каждый художник вносит лепту в этот курсив, и примерно 70% всех шедевров каллиграфии выполнены этим шрифтом или его разновидностью.

В канцелярском курсиве труднее всего выполнить букву «о», она должна быть идеально овальной формы. «О» анатомически связана почти со всеми остальными буквами курсива, так как она целиком или ее часть обязательно входит в элементы других букв. Если ученики не научились точно писать ее, то и остальные буквы начинают «хромать» и «разваливаться». Тут требуется основательная работа.

Шрифтов существует великое множество, и изобрести совершенно новый шрифт невозможно. Новые элементы появляются из-под пера опытных каллиграфов, которые владеют формой, анатомией шрифта и безукоризненным вкусом. Замечательные образцы создали Гуннлойгур Брим, Герман Цапф, Хильдегард Коргер, Вадим Лазурский и другие мастера.

Все они каллиграфы и прекрасно разбираются в логике ширококонечного инструмента. Кстати, в нашей студии предпочтение также отдается широкому перу. Мне тоже предлагали сделать шрифт для компьютерного набора. Пока не дошли руки, но сделаю обязательно.

В нашей студии выполняют самые различные шрифтовые композиции. Я вот люблю поэзию Эдгара По. У меня семь или восемь работ по мотивам его произведений.

Для работы я беру лебединое, тростниковое или металлическое перо. Можно использовать тушь, акварель, чернила, гуашь и т.д. Тушь быстро подсыхает в пере — это неудобно для начинающих, но зато она водоустойчивая и не размазывается на бумаге.

Чернилами писать легче — они текучие, буквы легко ложатся на бумагу. Но минус в том, что чернила легко размазать. А бумага подойдет самая обычная. Немецкий корифей каллиграфии Герман Цапф иногда любил писать на обратной стороне различных обоев. И ничего себе. Здорово получалось.

Читайте также:  Свеча из восковых мелков

Вдохновение? Даже не знаю, откуда это приходит. Пушкин писал: «. и пальцы просятся к перу, перо к бумаге, минута — и стихи свободно потекут». Так и с каллиграфией: может, еще не знаешь, что писать будешь, а уже пишешь». Источник: «Юга.ру»

Каллиграфия – путь к спокойствию

Водить кисточкой по бумаге , следуя японской каллиграфии ( сёдо), стоит ради внутреннего спокойствия и быстрой концентрации.

Cosmo рекомендует

Топ-4 самых ужасных ошибок в макияже бровей

Топ самых модных курток на весну-2020: какие модели выбрать и с чем их носить

Ручной труд

Большинство из нас способны написать разве что записку — «ушла к маме» или перечень дел на завтра. Хотя письмо от руки — не просто передача информации , а самовыражение и саморегуляция. В арт-терапии недавно даже появилось направление — каллиграфотерапия. По словам Веры Белозеровой, доктора искусствоведения и доцента РГГУ , китайская и японская каллиграфия всегда несла установку на оздоровление тела и психики человека. Мастера сёдо жили долго и до конца сохраняли ясность ума. Пик их творчества приходился на 70−90 лет. Каллиграфия так же полезна , как иглорефлексотерапия и гимнастика цигун. «Мастера древности понимали: многократное повторение канонических движений ведет к постижению Истины и пониманию гармонии мира», — считает Марина Голомидова, известный специалист в области японской культуры. «Путь письма», как и остальные японские « пути» ( чая , меча), — вещи практические , в них нужно действовать руками , точно следуя наставлениям сэнсэя ( учителя). Философский смысл занятия явится сам , когда ты о нем и думать не будешь , увлеченная правильным выполнением домашнего задания.

Главное в каллиграфии не «красивый почерк», а выверенное соотношение черт и пропорций каждого иероглифа и всей надписи в целом. На свитке не должно быть слишком много пятен туши или белого пространства. В соблюдении этого баланса выражаются умение , искусность и опыт автора. В идеале резко-угловатые и рваные черты сменяются мягкими и плавно-округлыми. Иероглифы и строки текста лишены геометрической правильности , ровности , симметрии. При этом у зрителя не должно возникать ощущения « визуальной какофонии». Настоящая каллиграфия не режет глаз , а , как часто говорят , является застывшей музыкой. Малейшее напряжение или ослабление кисти руки мастера сказывается на качестве изображения. Это можно сравнить с силой удара по струнам гитары и звуком , который возникает в итоге. При занятии каллиграфией человек в первую очередь учится сосредоточенности , отвлекается от суеты , начинает видеть и понимать красоту вокруг. В процессе письма участвуют все органы чувств: ощущаешь вязкость от соприкосновения кисти с бумагой , слышишь ее легкий шелест , вдыхаешь приятный запах туши , вид иероглифов приносит наслаждение. Некоторые каллиграфы даже имеют привычку облизывать кисточку , таким образом задействуют даже чувство вкуса.

Урасэнкэ ( www.chanoyu.ru/culture/calligraphy.html). Московское представительство чайной школы , занятия ведет Алексей Мамонов. Здесь можно узнать много интересного не только о «пути письма», но и о чайной церемонии.

Институт Конфуция РГГУ ( www.confucius-institute.ru/), преподаватель — Александр Беляев. Обучат как японскому , так и китайскому стилю каллиграфии , помогут больше узнать о культуре Китая.

«Белая кошка» ( www.baimao.ru), мастер — Александр Журавлев. Работает интернет-магазин со всеми необходимыми для каллиграфа принадлежностями.

Китайская каллиграфия ( www.calligraphy.baguadao.ru), руководит группой Константин Агеев. Помимо практических занятий здесь изучают основы японской философии.

«Международная выставка каллиграфии» ( www.calligraphy.mvk.ru) — крупнейший интернет-портал , посвященный письму как изысканному виду искусства , где можно узнать много интересного о самых разных видах калли-графии.

«Современный музей каллиграфии» в Москве ( www.callig-museum.ru) — первый в России , открылся недавно , посвящен искусству письма.

Елена Ионова
Фото: Дмитрий Отростков

Каллиграфия и леттеринг

Сообщество для всех интересующихся, обучающихся, увлекающихся буквами в любых стилях и проявлениях.

Удаление дневника

Каллиграфия и леттеринг

Сообщество для всех интересующихся, обучающихся, увлекающихся буквами в любых стилях и проявлениях.

Администраторы (1):
★ Летта

Модераторы (0):
Модераторов здесь не замечено

Возьми морковку и порисуй

  • Автор ★ Летта
  • 8 октября 2015, 18:15

Наверняка каждый хоть раз думал: «Надо купить еще больше карандашей, перьев, ими удобно писать буквы». А некоторые вообще не думают о материале. Главное, чтобы было красиво и весело, и лучше вообще просто весело)

Попалось мне тут занимательное видео, думаю надо с этого дяденьки пример брать.

У дяденьки еще есть магазин на Креативмаркете сплошь с успешными продуктами и много красивых букв в запасе.

Вебинар с Таней Чулюскиной

  • Автор Екатерина
  • 27 сентября 2015, 12:45

Рисую буквы

  • Автор ★ Летта
  • 26 сентября 2015, 22:03

Обожаю леттеринг и сегодня была возможность порисовать вместе с Таней Чулюскиной. Показываю свои буковки. Теперь куча мыслей и идей и руки чешутся все это применить. На первом фото видно все, чем рисовала. Обычный кохиноровский фломастер наше все. У меня просто бумаге в скетчбуке ничего больше не выдерживает. Что в голове, то и на бумаге, поэтому артлаб тоже засветился. Кстати выяснилось, что я не помню как половина прописных букв пишется.

Наконец-то разобралась как ставить правильно толщину на буквах. Все просто — линии, идущие вверх должны быть тонкими, а идущие вниз толстенькими.

Своши, разные выносы с базовой линии и даже расшатывание осей. Все сразу идет в дело.

Ну и фраза, засветившаяся в инстаграмме сегодня у многих.

Привет из Бразилии. Каллиграф Джексон Алвис + много интересного под катом

  • Автор ★ Летта
  • 15 августа 2015, 15:58

Мелковый леттеринг

  • Автор ★ Летта
  • 7 июля 2015, 19:14

Мне нравится, когда люди используют неожиданные материалы и создают абсолютно потрясающие вещи. В какой то момент иллюстрации, нарисованные обычными мелками, стали использоваться не только в кафе, но и на Первом канале.
Одним из продвигателей идеи рисовать мелками является Игорь Мустаев, видео которого ниже. Мне очень нравится его стиль — в его работах есть некий шарм и необычность. Посмотрите как он рассказывает основные моменты про мел и все, что с ним связано.

Игорь ведет мастер классы, где учит всех желающих рисовать мелом (сам он закончил курс шрифта и типографики в БВШД) и постоянно делает новые интересные проекты. Также он является автором студии Лавка Букв, где можно найти много интересных примеров его работ. Мелками его интересы не ограничиваются, как можно увидеть в видео он работает и в мозаике, и в маркерной технике и бог знает в чем еще — обычно все процессы можно посмотреть в блоге.

Конечно посмотрев все это я полезла узнавать что за мелки. Сам Игорь рекомендует мел Giotto Robercolor, изготовленный из известняка провинции Шампань. Данный мел очень легко кроет, не осыпается и долго сохраняет яркость. Еще он покрыт специальным лаком сверху и не пачкает руки благодаря этому. Оказалось мелки можно найти в российских магазинах — я нашла практически моментально. Дело за малым — осталось сделать)

Независимый каллиграф и дизайнер о том, как подружить каллиграфию с бизнесом.

Логотип из слова, мотивационная фраза от руки и текст в ТВ-ролике — в основе каждого из них лежит каллиграфия. Она может быть дерзкой в стиле граффити, или нежной, написанной остроконечным пером и чернилами. Каллиграфия всегда эмоциональная, экспрессивная и с характером.

Вика Лопухина — каллиграф и дизайнер. В творческом тандеме с сестрой Виталиной создавала проекты для McDonald’s, Ощадбанка, Helen Marlen, Wacom и десятка других брендов.

Она рассказала, что считается каллиграфией, а что — нет. Какие задачи решает каллиграфия и почему она сейчас в тренде. Как защищать работу перед клиентом и почему сотрудничать с брендами лучше через агентства.

Каллиграфия требует навыков ручного письма. Нужно уметь от руки написать то, что вы потом будете обрабатывать на планшете в графических редакторах. Чтобы сделать надпись, графический дизайнер не обязательно должен быть каллиграфом, можно работать и с наборным шрифтом.

Но если дизайнер умеет красиво написать слово на бумаге и потом обработать в Photoshop, Illustrator или в других программах, это большой плюс.

Базовый набор каллиграфа

Все каллиграфические инструменты делятся на:

ПЛОСКИЕ — перья, кисти, бамбуковые палочки, каламы (тростниковые палочки) с плоским срезом

ОСТРЫЕ — брашпены, острые металлические или гусиные перья

ЭКСПЕРЕМЕНТАЛЬНЫЕ — любые другие

Если человек просто что-то написал — это не каллиграфия, а почерк. Чтобы называть себя каллиграфом, нужно владеть профессиональными инструментами и уметь выполнить надпись в определенном стиле.

Каллиграф умеет подстроиться под определенную эпоху. Например, написать слово в стиле «итальянский курсив» XVIII века, или спенсерианом (деловым американским письмом XIX-XX веков).

Какие качества помогут стать каллиграфом

Чтобы быстрее разобраться с каллиграфией, важно иметь чувство ритма — если вы занимались танцами или музыкой, будет проще. Художественное образование тоже большой бонус — вы уже знаете все про композицию и в курсе других понятий из рисования.

Каллиграфию могут освоить и спокойные люди, и взрывные — нужно подобрать удобный стиль письма. Спокойному человеку понравится более детализированная, тонкая каллиграфия. Эмоциональным людям подойдет работа с колапеном или рейсфедером — что-то быстрое. Каллиграфия способствует концентрации и вниманию к деталям.

ОТЛИЧИЯ МЕЖДУ ЛОГО, ЛЕТТЕРИНГОМ И КАЛЛИГРАФИЕЙ

ЛОГО — решение определенной задачи бренда (например, обращение к целевой аудитории). Бывают каллиграфические логотипы, которые создают в физической плоскости, а потом дорабатывают на компьютере. Каллиграфические элементы сохраняются частично — чтобы подчеркнуть, что изначально логотип создавался от руки.


Логотипы для DBR, Playgoer и Brutal Goose. Источник: vikavita.com

ЛЕТТЕРИНГ — художественное написание на основе каллиграфии. Его тоже сначала создают от руки, а потом дорабатывают в программах. В отличие от лого, леттеринг не решает глобальную бизнес-задачу и не несет глубокую смысловую нагрузку.

Леттеринг для татуировки. Источник: vikavita.com

КАЛЛИГРАФИЯ — это надпись в чистом виде, без доработок. Как написал рукой, так и отсканировал. Это настроение, эмоция, порыв. Каллиграфия — более абстрактное понятие и не решает задачи бренда.


Авторская каллиграфия сестер Лопухиных на основе работ Анатолия Пономаренко.
Источник: vikavita.com

Лого, леттеринг и каллиграфия могут сочетаться в одной работе. Например, дизайнеры могут создать логотип в стиле подписи собственника бренда. Легендарная Coca-Cola — пример логотипа на основе каллиграфии. В плакатах Reebok, которые недавно взорвали интернет, тоже использовали леттеринг на основе каллиграфии.

О сложных логотипах

Сложный каллиграфический логотип решает бизнес-задачу необычным способом, дает эмоциональный окрас, а простой — это обычная доработанная надпись. Короткую версию логотипа (монограмму) тоже можно считать простым логотипом.


Логотип для православного молодежного форума «Агапа». Источник: vikavita.com

Например, амбиграммы — сложный логотип, когда написано одно слово, а из-за оптической иллюзии или поворота на 180 градусов читается другое. От таких решений сейчас отходят, но раньше часто ими пользовались.


Логотип для Kook. Источник: vikavita.com

Логотип, который хочется изменить

Большинство логотипов, которые я хотела бы видеть другими, недавно изменились. Мне не нравилось лого и надпись Rozetka — и я обрадовалась, что его обновили.

Мне бы очень хотелось поменять шрифт Starbucks, он крайне заезженный. Менее качественные кафе стали использовать такой же в вывесках. Это знак того, что пора обновляться.

Сложности в работе с крупными брендами

Нельзя вносить новшества, которые хоть немного расходятся с принятым корпоративным стилем. Возможны только небольшие ответвления. Мы об этом узнали в процессе работы.

В 2015 году мы с сестрой Виталиной делали леттеринги и иллюстрации к лимитированной серии банок пивного бренда «Чернігівське» ко Дню независимости. Подумали, что черно-бело-красная гамма будет логично сочетаться с новым леттерингом, но не учли, что это не соответствует брендбуку.

Команда агентства BBDO, через которое мы работали, долго общалась с заказчиком, чтобы все-таки использовать новую гамму, и нашли компромисс. Об этих сложностях нам рассказали в личном разговоре уже после завершения проекта. Спасибо BBDO, что провели непростое согласование без стресса для нас.


Леттеринг и иллюстрации для пивного бренда «Чернігівське». Источник: vikavita.com

Все неприятные ситуации с клиентами возникали из-за наших ошибок. С одним брендом мы договорились об условиях, но из-за настроения владельца они поменялись. В итоге работу не приняли. Нужно было обезопасить себя — на всех этапах переговоров фиксировать решения письменно, давать их на утверждение, затем двигаться только по согласованному.

После этого случая я пошла на курсы по дизайн-менеджменту и сейчас таких ошибок не допускаю. Очень сложно все учесть, если отвечаешь одновременно и за творческую, и за менеджерскую часть.

Читайте также:  Сувенирное пасхальное яйцо

Любимые проекты для брендов

Мне приятно вспоминать работу с «Чернігівське», McDonald’s и лондонским журналом The Economist.

Для McDonald’s мы с сестрой создавали леттеринг для рекламной заставки перед шоу «Голос країни» (McDonald’s был его главным спонсором). Нужно было объединить что-то из «Голоса» — например, выпрыгивающие нотки, и узор серии новых весенних стаканчиков. При этом надпись должна была получиться динамичной, гранжевой. Сроки были сжатые, но получилось неплохо.


Леттеринг для McDonald’s и «Голос». Источник: vikavita.com

Для The Economist мы оформляли тексты старых английских песен. Издание готовило выпуск со светской рождественской лирикой XV века. Наша задача заключалась в том, чтобы изобразить слова этих песен готическим шрифтом — как в изданиях того времени, но сделать их читаемыми для современного человека.


Надписи стилизованными шрифтами для The Economist. Источник: vikavita.com

Я люблю сотрудничать с брендами — если долго не работать над дизайнами, становится скучно. Но 80% времени хотелось бы заниматься чистым искусством.

Как понять, что с клиентом работать не стоит

Как показывает практика, если после первой встречи чувствуешь что-то не то, лучше отказать сразу. Бывало, мы перешагнули через «не хочу», а в итоге все равно не получилось.

Три сигнала, на которые стоит обращать внимание:

ХАМСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ. Когда много пафоса, хамских словечек и выпадов.

ОТСУТСТВИЕ ФОКУСА. Когда заказчик не может сосредоточиться ни на чем, ему нравятся одновременно разные вещи.

ОТСУТСТВИЕ РЕФЕРЕНСОВ. Обратная ситуация — когда пытаешься выяснить, что именно нравится, но вывести на референс не получается.

Как защищать визуальную идею перед клиентом

Всегда нужно твердо следовать правилам дизайн-менеджмента — ходить на встречи, фиксировать все решения, общаться максимально прозрачно. Заключать договора, составляя их со своими юристами — учитывать мельчайшие правки и ситуации.

Или же нужно сотрудничать с крупными рекламными агентствами, которые хорошо строят коммуникацию с клиентом. Гонорары могут быть меньше, чем при работе напрямую, но вы убережете себя от множества проблем.

Объем правок зависит от проекта. Если делаем логотип, подаем два-три эскиза, а потом начинаем доработку. Если на этапе эскизов что-то идет не так — например, заказчику категорически не нравится, — мы прекратим работу. Чтобы не делать наработки впустую, прописываем их стоимость — процент от гонорара. Если эскиз приняли, начинается работа над его превращением в полноценный дизайн. Без правок не обойтись.

Можно оговорить количество правок, но это не всегда удобно — доработки сложно правильно сосчитать. Или договориться, что комментарии с правками нужно внести в определенный период (нескольких рабочих дней). Если клиент не успел высказаться, но позже просит доработать, берем дополнительную плату, потому время было потрачено в никуда. Можно брать почасовую оплату, но работа над логотипом не чисто техническая, много времени уходит на идеи и зарисовки.

Правки растягивают процесс подготовки логотипа, поэтому нельзя сказать точно, сколько времени это занимает. Обычно эскиз готовим неделю, еще неделю дорабатываем. Но если правок много или заказчик отвечает не сразу, проект может длиться месяц.

Задача современной каллиграфии

Современная каллиграфия — это дизайн, арт и терапия.

Терапевтическую каллиграфию используют школы, где исправляют почерк ребенку или занимаются медитациями. В любом европейском городке есть школы или курсы каллиграфии, куда приходят, чтобы отключиться от проблем и погрузиться в искусство.

Современная каллиграфия — это дизайн, арт и терапия.

Каллиграфия решает и бизнес-задачи. Её популяризируют современные художники, поэтому она в тренде последние 5-7 лет.

В Москве, например, каллиграфию продвигает Покрас Лампас, он уже сделал много проектов с крупными брендами — от Panasonic до Fendi. Знаменитый голландский художник Нильс Шу делает невероятные проекты в стиле каллиграфити (он придумал это направление). Легендарный американский каллиграф Ретна работает с Nike.

Многие устали от картинок в логотипах. Написанного от руки названия достаточно для отличного лого. Буквенный логотип передает эмоции, а каллиграфия выражает чувства и настроение.

Авторские прописи

Раньше мы с сестрой проводили много офлайн курсов и раздавали студентам прописи, распечатанные из своего PDF-файла. Это было неудобно. В 2016 году нам захотелось сделать тетрадь, которую можно раздавать на занятиях и продавать. Это был срез наших знаний за время активного преподавания оффлайн.

Авторская тетрадь сестер Лопухиных для скорописи. Источник: vikavita.com

Эти прописи мы разработали сами, обработав исторические каллиграфические почерки, украинские скорописи, современный итальянский курсив и стиль «коперплейт». Наработки в отдельный шрифт не оформляли, но в любой момент их можно оцифровать и сделать наборным шрифтом. Скоро выйдет обновленная версия прописей — мы над ними долго работали и учли недостатки первой версии.

В этих прописях акцент на кириллице, но латиница мне нравится больше — она более проработана с точки зрения дизайна. Кириллица тоже увлекает — в ней можно найти еще много интересного.

Организация работы

Рабочий день творческого человека сложно подчинить строгому графику. Мы с сестрой — семейные люди с детьми, и пока дети в садиках или с бабушкой, мы работаем. Встаем рано, около 7 утра, ложимся около 12 ночи, иногда ведем по 3-4 проекта.

Днем я провожу встречи, уточняю детали проектов в переписке — веду менеджерскую работу. Ближе к вечеру начинаю рисовать.

Я могу сделать эскиз на планшете, но когда нужна каллиграфическая работа, иду в студию. Если никто не отвлекает, могу сделать несколько холстов за вечер, проработав четыре часа напролет. Предпочитаю работать кистью, а не стилусом — все-таки я адепт старой школы. Хотя планшет тоже признаю и люблю.

Источники вдохновения

Мне сложно вдохновляться художниками или каллиграфами — есть риск их повторить.

Лучше черпать вдохновение в соседних областях искусства: музыке, книгах, танцах, кино. Мне очень нравятся мировые режиссеры — Федерико Феллини, Андрей Тарковский, Бернардо Бертолуччи. Смотря на какую-то работу, мы с сестрой говорим: «Вот эта — прямо Тарковский».


Кадр из фильма «Сталкер» Андрея Тарковского. Источник: inoekino.com

Если говорить об эпохах, меня невероятно вдохновляет период с 1895 по 1930-е годы — до начала сталинских репрессий. Это было время перемен, появлялись мощные контрастные художники, поэты и музыканты.

Мне нравятся писатели XIX и XX века, совершенно разные по манере повествования и стилю — от Клайва Льюиса до Станислава Лема. Люблю читать мемуары, узнавать современные и старинные истории — это помогает лучше понимать настроения и эмоции.

Также любой творческий человек, интересующийся искусством и живописью, должен разбираться в христианском Святом писании. Это даст понять, о чем говорит европейское искусство от эпохи Возрождения до XVIII века.

Каллиграфия – таблетка от дурного настроения

Сегодня не учебный день, и всё равно в класс каллиграфии в цокольном этаже Введенского храма заглядывают прихожане – каллиграфия требует постоянства. Преподаватель Виктор Новиков раскладывает учебный материал и рассказывает, что освоить навыки правильного и красивого письма может каждый – для первых шагов в каллиграфии не нужно иметь красивый почерк или художественный талант, важны усидчивость и практика.

– В детстве у меня был довольно плохой почерк, но я любил имитировать почерки других – смотрю на свои школьные тетради, одна страница написана одним почерком, вторая – другим.

– Со справками о болезни от родителей проблем не было?

– Вот именно. Кстати каллиграфия – это не только красиво, но и полезно. Некоторые врачи считают, что нет таких болезней, которые не излечиваются каллиграфией. Сам я эксперименты не ставил, но говорят, что так. Когда мы пишем, то берем перо тремя пальцами, получается, что задействуются определенные зоны мозга.

Я читал, что в полной мере каллиграфию может заменить только скрипка. Но для того, чтобы быть скрипачом, нужен и слух, и умение, а тут просто пишешь буковки, и, пожалуйста, – мозг работает почти на сто процентов.

– А письма простой ручкой это не касается?

– Нет, когда мы пишем шариковой ручкой – это непрерывное письмо: мы ставим ручку, как нас в школе учили, и пишем, не прерываясь. В каллиграфии мы задумываемся над каждой буквой, над каждым движением – это, конечно, медленней, но пользы гораздо больше.

Шариковая ручка очень испортила и людей, и культуру. Вот китайцы и японцы не отказались от своих иероглифов, которые пишутся кисточкой. У нас есть неполная замена перу – перьевая ручка. Но когда пишешь пером, ты просто вынужден писать правильно, поворачивая лист, руку или саму поверхность так, как нужно для буквы.

– Какая еще может быть польза от занятий каллиграфией?

– Конечно, мы пишем не только ради удовольствия или ради красоты буквы, важно, что мы думаем над тем, что пишем. Вот, например, когда на занятиях мы переписываем Священное Писание, представляете, сколько раз прокрутит человек в голове каждую фразу, насколько текст отложится у него в памяти?! А сейчас часто пробежал глазами в интернете – и всё.

Раньше нормальной практикой для монахов было переписывать Священное Писание. И Иоанн Лествичник, и Федор Студит говорили: пусть в монастырях будет каллиграфия. Во-первых, чтобы распространять книгу, а во-вторых, для изучения Священного Писания и молитвы. Как в школе говорили: переписал бы учебник по физике раз – знал бы физику.

Если родители привели ребенка на занятия каллиграфией с целью улучшить его почерк, чуда не произойдет. Зато письмо пером может воспитать усидчивость. Для детей у Виктора есть специальные плакатные перья, а вместо букв – разные животные. Их, как и буквы, надо писать за несколько движений пером, а не рисовать:

– Если ребенок захочет нарисовать такую красивую птицу, – показывает Виктор, – он карандашиком долго будет это мучить, а так раз – и получилось. Для детей очень интересно, и заодно они учатся чисто писать. У меня был на занятиях один очень резвый ребенок, он за урок три раза разлил тушь – самому ведь неприятно, потом он стал осторожнее, внимательнее. Раньше дети хотя бы перьевыми ручками писали, старались, а теперь и клякс не бывает – пиши как хочешь.

– Прописи в школе не направлены на то же, что и каллиграфия?

– Если бы прописи писали тонким пером, ввели урок чистописания, была бы польза. А сейчас непонятно что – ни шрифтом не занимаются, ни над почерком не работают. Каллиграфия ведь и появилась как красивописание. И чем красивее, тем лучше, потому что чем буква красивее, тем она внятней, приятнее глазу.

Прежде всего, говоря о каллиграфии, важно понимать, что мы не рисуем, а пишем буквы. Каллиграфия – это рукописный шрифт. С появлением книгопечатания каллиграфия как вид искусства забылась, появились печатные книги, а писать практически перестали. Только в начале ХХ века каллиграфия стала возрождаться.

И интересно, что когда стали смотреть на древние книги, людям казалось, что все буквы в них нарисованы, даже в голову не приходило, что каждая буква пишется за два-три движения. Тогда Эдвард Джонстон – английский каллиграф, взял ширококонечное перо, и написал те же самые буквы. Вот с его именем и связано возрождение современной каллиграфии.

Виктор раздает бумагу, перья, ставит на стол баночки с тушью. Для урока каллиграфии нужно иметь:

  • Чертежную бумагу
  • Черную тушь в баночке
  • Перо
  • Стакан воды
  • Бумажные салфетки (потому что руки от туши точно будут черными)

Расчерчиваем бумагу, отмечаем по линейке линии по полтора сантиметра – примерно такой высоты буквы потом будут вписываться в строку. Затем заполняем перо тушью. На занятиях все пишут стальными перьями. Они более жесткие, и по своим свойствам больше похожи на дерево. У этих перьев специальные тушедержатели, чтобы тушь не вытекала вся сразу – так легче провести линию.

Важно не переборщить и не макать перо в тушь полностью. Тушью заполняется желобок-углубление сверху и вся верхняя сторона пера до кончика. Я вот на первых порах макала перо целиком, и скоро на моем листе бумаги появились кляксы – привет из детства. Кстати, искусство хорошего каллиграфа состоит также в том, чтобы любую ошибку превратить в достоинство – например, из кляксы сделать особенно красивую букву.

– Буквы, которые выходят из-под пера каллиграфа – живые, – говорит Виктор. – Если каллиграф пишет текст и вдруг ошибется, он должен уметь красиво всё исправить. Человек ведь не печатная машинка. И в этом жизнь, в этом красота.

Читайте также:  Коробочка с пожеланием

Если присмотреться, в древних текстах все буквы разные. И даже когда изобрели печатный станок, было несколько вариантов одной буквы, чтобы избежать одинаковости. Для людей тогда вообще было странно, что буквы могут быть все одинаковые, это воспринималось как модернизм. И поэтому, если довести рукописный шрифт до механизма и автоматизма, это плохо, в нем должна быть жизнь.

– Лишний автоматизм не появляется от практики?

Есть такие люди, которые склонны писать слишком аккуратно. Им, наоборот, нужно делать такие упражнения, которые их будут, так скажем, освобождать от автоматизма. Например, я считаю, что нужно писать, не разлинеивая лист. Это поможет разработать глазомер, человек научится писать ровнее, но и автоматизма не будет.

– Вы можете посмотреть и сказать: это писал человек, а это машина?

– Да и вы скажете. И всё же чистописание в каллиграфии – практически закон. Если ошибется художник, рисунок всегда можно подправить, а каллиграф практически не исправляет текст. Если рассматривать древние кожаные книги, кое-где видно, как подчищали ошибки.

Прежде, чем начать, перо нужно расписать. Для этого оно ставится на бумагу и слегка поворачивается – вправо-влево, опять вправо. Расписывать перо можно и на черновике, и на чистовике. Но в последнем случае эту черточку нужно ставить именно там, где будет буква или штрих.

Начинаем писать. Важно не бояться нажимать на перо и вести линию всей рукой, а не только пальцами. При этом локоть нужно оторвать от поверхности стола. И вот первая толстая линия проведена, и даже не кривая – чудеса. Вообще первый урок каллиграфии всё же похож на прописи первоклассника: черточки, кружочки, палочки. Упражнения те же – части букв. Затем из этих частей составляются буквы. Но мы, конечно, нетерпеливые, сразу пытаемся писать буквы и слова, получается весьма посредственно. Искусство каллиграфии, кажется, намного труднее постичь, чем казалось сначала.

– Кто ваша основная аудитория, кому сегодня нужны занятия каллиграфией?

– Приходят разные люди. Прихожане, ребята из семинарии, иконописцы, так как подписи на иконах делаются на основе каллиграфии.

– Какие шрифты вы изучаете?

– Наши занятия начались с июля, и мы уже успели более-менее изучить так называемый базовый шрифт, который придумал Эдвард Джонстон. Этот шрифт он разработал на основе средневековых английских шрифтов. Теперь мы начали заниматься уставом, пишем древние славянские шрифты. За основу взяли Остромирово Евангелие. Я сам разработал шрифт, как можно более приближенный к древнему образцу.

Потом мы отдохнем от славянских букв, и попробуем написать что-нибудь европейское, например, готику, рустику или унициал. По крайней мере, эти шрифты мне нравятся, и я бы хотел, чтобы люди тоже поработали над ними.

А основная наша задача – написать Евангелие. Мы отбираем людей среди участников наших занятий, которые способны писать много и хорошо, и создаем рукописное Евангелие.

Я прошу Виктора написать какие-то известные фразы, чтобы заснять процесс на камеру. Если держать перо под углом в 30 градусов – это будет базовый шрифт, под 45 – уже готический. Перестроиться довольно сложно – если пишешь базовым шрифтом, на другой лучше не переходить. Вот почему Виктор с улыбкой реагирует на мои просьбы написать «Coca-Cola» или нарисовать завитушку – менять шрифт и стиль нехорошо:

– Для того, чтобы перейти на другой шрифт, нужно время. В уставе перо всё время поворачивается под углом, такая особенность. Другая особенность – я сейчас пишу определенным размером, потому что толщина пера предполагает размер буквы от одного до четырех миллиметров. Если, например, взять перо больше – буквы, соответственно, будут больше. А этим размером я могу писать только то, что пишу, иначе я уйду от образа, будет не похоже.

Тоненькие церковнославянские буквы создают определенный образ. Сейчас в русском шрифте он уже утрачен, наш шрифт стал скорее европейским, к сожалению. Если бы он развивался именно как церковнославянский, мы бы, может быть, имели сейчас совершенно другое впечатление от русского языка. А сейчас у нас всё немного такое… – и ни свое, и ни чужое.

Другая большая проблема даже для современных шрифтов – перевод. Когда мы смотрим на латинский шрифт – да, красиво, а вариант этого же шрифта на русском не смотрится.

– Откуда началась каллиграфия? Насколько я знаю, именно распространение христианства дало развитие искусству каллиграфии, потому что необходимо было копировать в больших количествах Библию?

– Да, и книгу вообще. Естественно, так как написать даже одну книгу было очень трудоемко, – целый год, а то и два или три можно было потратить, – писали самые важные книги. Не какого-то местного поэта переписывали, а Священное Писание, изречения философов – всё то, на чем держалась культура, и что было важно зафиксировать.

Книги были очень дорогими и недоступными для основной части населения. Конечно, с одной стороны, печатная книга убила каллиграфию, но зато люди стали более образованными. А в монастырях книги писали еще довольно долго – до XVI века.

– Сейчас каллиграфия практически исчезла?

– Местами еще живет, например, недавно меня пригласили преподавать каллиграфию в институте для дизайнеров. Сейчас дизайнеры, к сожалению, мало занимаются шрифтами.

– А придумать свой шрифт сейчас еще можно?

– Конечно. Но часто каллиграфы придумывают шрифты, которыми можно написать только одно слово – название книги, главы, а вот набрать всю книгу этим шрифтом нельзя.

– Слишком запутанный?

– Да, с завитушками всякими, интересными придумками, на такой шрифт хорошо посмотреть и полюбоваться, но постоянно читать – глаза устанут. Так что есть фирмы, занимающиеся шрифтами, но каллиграфией они при этом не занимаются.

– В «Википедии» граффити тоже считают каллиграфией.

– Почему нет? Граффити, если оно делается пером, кистью – это каллиграфия. Мне бы и самому было интересно выйти с нашими учениками на улицу, взять широкую кисть и что-нибудь написать. Если написать красиво, это украсит город. Ведь много серых, некрасивых стен, которые можно разукрасить. Почему бы каллиграфам не заниматься украшением?

– А китайская, японская каллиграфия, вся эта «игра кистью и тушью» – это же целый мир, современная японская каллиграфия сохраняет многовековые традиции, создавая и развивая на их основе новые направления. Нам это не близко, это другая техника?

– Да, это абсолютно другая культура – мы их не понимаем до конца, они нас. Но когда наш каллиграф съездил в Японию, показал, как мы пишем буквы, они сказали: «Теперь мы понимаем, почему нас так тянет к России». То есть японцы увидели в нашей каллиграфии что-то такое, что дополняет их каллиграфию.

И всё равно законы одни и те же. Если мы говорим о конструкции в каллиграфическом рукописном шрифте, тело буквы не должно быть аморфным, но с плотью и костью. И японцы говорят то же самое. И я думаю, мы отличим плохую японскую каллиграфию от хорошей так же, как мы можем различить хорошую и плохую картину, например.

Был такой случай: шла выставка Шишкина, пришла какая-то женщина и написала в книге отзывов: «Здравствуйте, Иван Иванович, я посмотрела на ваши работы, мне очень понравилось, я считаю, что вы гений. Вот мой телефон, у меня галерея, позвоните». Она даже не знала, что это великий художник XIX века. Но она оценила, понимаете? То есть даже если сейчас появится второй Шишкин – его оценят, он будет выделяться.

Посередине урока в класс заходит настоятельпротоиерей Павел Великанов, и тут же присоединяется к занятию: берет перо, бумагу, сначала расписывается («Это не мое перо, заточено по-другому, неудобно писать, расписаться надо…»), а потом начинает писать буквы, четкие, ровные.

Протоиерей Павел Великанов

– Отец Павел, зачем православным каллиграфия?

– Во-первых, мы хотим в целом повысить интерес к ручному труду, в том числе в той деятельности, которая была традиционной для православных людей – каллиграфии. Ведь человек больше всего ценит то, что делает своими руками, а в Церкви люди издревле занимались переписыванием книг. А возобновить эту традицию меня сподвигло свидетельство о тех, кто во времена гонений на Церковь от руки переписывал книги, молитвословы и другие священные книги.

Во-вторых, каллиграфия позволяет по-другому посмотреть на текст, поменять отношение к тому, что в нем написано. Как-то на одной из наших семинарских лекций преподаватель сказал: «Попробуйте взять и попереписывать что-нибудь из тех святых отцов, которые вам близки, с которыми вы действительно чувствуете внутренний резонанс – и вы почувствуете, что восприятие текста поменялось».

Происходит вчитывание в текст, в тот материал, с которым работаешь. Пусть даже это будет совсем маленький отрывок текста или слово, но человек уже по-другому воспринимает текст. Чувствует, что это не просто какой-то изверг писал что-то непонятное, а что это родное, знакомое, понятное.

Кстати с открытием курсов каллиграфии я получил очень мощный инструмент для терроризирования прихожан. Вот сидит, например, Елена, выкинет она что-то неправильное в своей жизни, а я ей говорю: «Знаешь что, голубушка, напиши-ка ты 50 раз такую-то фразу, которая позволяет по-другому посмотреть на ситуацию в твоей жизни».

Вместо епитимьи?

– Это и есть епитимья как способ помочь человеку собрать свою волю в кулак и сделать то, что на самом деле нужно сделать, но на что обычно катастрофически не хватает времени.

В-третьих, каллиграфия не терпит суеты и требует определенного состояния внутреннего мира человека, покоя. Приходит на занятие человек со своими проблемами, волнениями, начинает писать – и всё уходит. Я помню, одна женщина приехала из Москвы совершенно измученная, в состоянии какого-то жуткого внутреннего раздрая. Она даже не могла провести несколько прямых линий. Для нее самой это было изумлением «Как? Я не могу, почему? У меня же хороший почерк…»

Вот видите, как криво получается? Потому что я сейчас думаю не о том, что пишу, а о том, что сейчас начнется служба, и мне главное не опоздать. Каллиграфия требует определенного настроения. И что самое интересное, это настроение создается в процессе занятия. Поэтому каллиграфия как вид деятельной медитации для меня очень симпатична.

– А сколько вы тренировались, чтобы так красиво писать?

– Вот вы будете смеяться, а я почти каждый день что-нибудь дома пишу. Хотя бы пять-семь минут, но уделяю каллиграфии. Это всё Виктор виноват. Кстати, познакомились мы очень интересным образом. Когда мы делали проект с владыкой Марком (архиепископ Рязанский и Михайловский Марк (Головков). – Прим. ред.) «Религиозная энциклопедия» на «Радио России», то потом решили опубликовать этот проект на сайте «Богослова». И я решил сделать иллюстрации к темам энциклопедии, познакомился с Виктором, который оказался не только хорошим иконописцем, но и профессиональным графиком.

И вот когда он начал делать свою работу, я понял, что человек, который занимается каллиграфией, мастерски владеет не только рукой, композицией, но и обладает внутренней гармонией. Потом я целый год носился с идеей сделать курсы каллиграфии, а Виктор меня выручил, стал преподавателем.

Еще поездка в Китай повлияла. Знаете, что меня зацепило? Не знаю, это миф или правда, но как-то мне сказали, что при приеме человека на работу в Китае смотрят, прежде всего, не на то, какое у него образование, а на то, как он пишет иероглифы. То есть считается, что человек, который не умеет правильно писать, не умеет и правильно думать.

Отец Павел заканчивает писать, и в конце быстрыми, четкими движениями выводит одно слово: хорошо. Я бы сказала: отлично.

– Разве не приятно посмотреть, что выходит из-под твоей руки? Пусть всё немного кривое и косое, но всё равно красиво, и ты понимаешь, что не безнадежен. У нас каллиграфия – это таблетка от дурного настроения.

Ссылка на основную публикацию